Новости
Хотите получать уведомления от сайта «Первого канала»?
Все новостиПолитикаЭкономикаОбществоВ миреКриминалТехнологииЗдоровьеКультураСпортОднакоПогодаЮбилей программы "Время"
21 июля 2019, 21:08

Тема недели — помощь людям в Иркутской области после мощного паводка

Восемь человек остаются пропавшими без вести, 16 домов осталось освободить от воды, сообщили сегодня в экстренных службах. 25 человек погибли. Три с половиной тысячи жилых построек из почти 11 тысяч подтопленных не подлежат восстановлению.

Регион во второй раз за время чрезвычайной ситуации посетил Владимир Путин. В Тулуне, который пострадал сильнее всего, президент поговорил с людьми. А потом в Братске, с чиновниками, жестко указав на ошибки и отведя короткий срок на исправление.

Только что завершился продолжительный и напряженный разговор президента с людьми, которым после потопа, кроме как в специальных пунктах размещения жить просто негде. Однако бездомными в одном Тулуне паводок сделал не десятки, а тысячи человек. Люди собираются вдоль маршрута следования кортежа. И Путин, конечно же, останавливается. Именно за этим президент и прилет в самый пострадавший город Прианграья — чтобы выслушать людей лично. Вопросы не заканчиваются. Беда так велика, что даже у мужчин от отчаяния на глазах слезы.

«У меня остался один фундамент, просто один фундамент. Я для детей строил новый дом, но все уплыло, 35 лет жизни. Что мне делать дальше? Один, зарегистрированный по документам, 30 квадратов. А большой, на 80, поставил для детей, я стараюсь все для них. У меня оба дома уплыли», — говорит местный житель.

«Он должен быть восстановлен», — сказал Владимир Путин.

Его зовут Виктор Лысенко. Дом, который он строил шесть с половиной лет, стоял здесь.

«Брал кредит один, второй. Сейчас еще взял кредит на 500 тысяч  буквально перед наводнением. Больше у меня тут ничего не осталось, мы с женой и детьми на улице можно сказать», – рассказывает Виктор Лысенко.

Только после разговора с президентом Виктор получил денежную компенсацию и гарантию от местных властей возместить жилье. Он потерял два дома общей площадью 110 метров, но получит только 72 квадрата — по 18 на каждого члена семьи. Такой порядок возмещения предусмотрен постановлением правительства Иркутской области. Но, с другой стороны, в присутствии Путина чиновники пообещали пострадавшим компенсировать утраченное жилье метр в метр.

«Чтобы из однокомнатной перейти в большую площадь, купила  трехкомнатную. Затопило два этажа полностью. Там вообще ничего. И что мне теперь делать? Сертификат, сказали, только на 33 квадратных метра. Опять меня в клетку загонят», — говорит женщина.

«Если помещение жилое, которое люди занимали, полностью утрачено, мы восстанавливаем права ровно в размере этого помещения», — сказал Виталий Мутко, заместитель председателя правительства РФ, глава правительственной комиссии по ликвидации последствий паводка в Иркутской области.

Вот и губернатор утверждал, что компенсация будет один к одному. И только глава Минстроя России в интервью Первому каналу ссылался на цифры из официальных документов.

«Если один человек в семье, то из расчета 33 квадратных метра. Если два человека — 42 квадратных метра. Если более, то по 18 квадратных метра на человека. Но не более того, что было», — сообщил Владимир Якушев.

На совещании в пятницу Путин распорядился не экономить метры на пострадавших многодетных семьях, и теперь таковые точно получат просторное жилье. Но как будет решаться жилищный вопрос остальных — как говорят чиновники или как написано в постановлении —  до сих пор не понятно.

Всюду одно и то же. Одни получают компенсации, а другие и через три недели после потопа денег не видели.

«Мы с сестрой подавали в один день, ей сегодня на всю семью пришло, а меня ни в каких списках нет», — говорит Надежда Неуступова.

Именно с вопросов о путанице с выплатами начался разговор с президентом.

В. Путин: «Десять тысяч дали вам?»

– Дали.

В. Путин: «А вот за полную утрату имущества нет?»

– Нет. То в списках нет, то еще что-нибудь.

В. Путин: «А составили акт об утрате имущества?»

– Составили.

В. Путин: «То есть все документы есть, а денег нет?»

– Нет денег. Акт выдали вчера, денег так и не поступило. Сейчас сертификат. Когда мы этот сертификат получим? У нас ребенку семь месяцев, мы снимаем жилье, тоже там теребят, что скоро мы вас попросим.

В. Путин: «Я специально и приехал, чтобы вот это от вас услышать».

А ведь Путин требовал незамедлительно выплатить компенсации еще на совещании в ночь после паводка.

«Из федерального бюджета деньги пришли, и пришли достаточно быстро. Но я с удивлением просто сегодня услышал, что не только за полностью утраченное жилье, не только утраченное наполовину жилье, но даже и по 10 тысяч рублей некоторые не получили. Это что такое? Как это понимать? Значит, я прошу с этим срочно разобраться. Навести порядок здесь. Все решения, связанные с помощью пострадавшим от наводнения, должны исполняться максимально оперативно. Работа должна вестись на результат, а не для отчета и не для галочки. Эти отчеты и галочки никому не нужны», — заявил президент.

Какие только отчеты не поступали накануне этой поездки Путина! Сообщалось даже о том, что будто бы разобраны все завалы.

— Каждое вышестоящее начальство говорит по-разному. Кого слушать? Как слушать?

В. Путин: «Это плохо, что разные говорят по-разному. У меня даже в справках, я посмотрел, разное».

— Вот Вы нам скажете — мы Вам поверим и будем ждать.

В. Путин: «Вот я только что разговаривал с Виталием Леонтьевичем, в одной справке написано: у вас еще подтоплено 46 домов, а в другой — 44».

А сколько их во всех пострадавших районах Иркутской области, едва ли кто вообще скажет. В некоторых районах вода стоит и спустя три недели, ее откачивают, а она снова набирается, так что и завалы пока не разбирали и в дома до сих пор не попасть. Вода цветет. Затопленные дома превращаются в ядовитые и опасные для жизни болота.

Дом Галины Осокиной в Нижднеудинске всего в паре улиц от участка главы города, который, как известно, коммунальный службы осушили оперативно. Съемочная группа доехала до того самого места. Одноэтажный дом с печной трубой. Парники и грядки, причем такие опрятные, будто и не было наводнения. Пока люди тонули, теперь уже экс-глава Нижнеудинска спасал свой огород.

Потоп в Приангарье начался 26 июня, 27-го был объявлен режим ЧС, вечером 28 июня ушли под воду Тулун и Нижнеудинск, однако губернатор Иркутской области прибыл в район затопления только 29 числа и всего на полдня раньше Путина. Такое отношение оскорбляет.

«Чтобы местные власти на место поставить, чтобы они начали заботиться о нас. Не просто откидывали нас, а чтобы уделили нам должное внимание как потерпевшим», — говорит местный житель.

В. Путин: «А вы это внимание не чувствуете?»

– Вот сейчас уже начинаем чувствовать. Но первые дни вообще никак.

– Когда Вы приехали, мы чувствовали.

– Вообще не чувствовали. Никакой заботы не было.

В. Путин: «Секундочку. Хочу понять для себя. Вы сказали, что в первые дни не было вообще ничего».

— Не было.

В. Путин: «Первые дни - это сколько дней? Я понял, что есть проблема с информированностью, есть проблема со скоростью получения документов, с восстановлением утраченных документов. Что еще?»

Люди часто не находят себя в списках на выплаты компенсаций, многие до сих пор не могут дождаться оценки ущерба и не знают, когда решится их жилищный вопрос.

Далеко не все заселились в пункты временного размещения и живут, например, так — в палатке рядом с руинами дома. Здесь все, что удалось спасти. Однако жить на улице здесь получится максимум до конца лета, потому что в этих краях уже в сентябре по ночам 0 градусов. Хозяин говорит: на днях заглядывал эксперт оценивать ущерб дому.

Масштаб трагедии жителей Приангарья лучше всего виден с воздуха. Путин с вертолета осматривает пострадавшие районы. Но даже те дома, что с высоты птичьего полета, кажется, устояли, под снос. Внутри большая вода все перевернула вверх дном.

Теперь все заново и на новом месте. В пятницу семья Анны Сафроновой, первой из всех пострадавших, получила жилищный сертификат. Его вручили шестилетнему сыну Матвею.

«Я запомню и обязательно приеду к вам еще, посмотрю, как не только детские сады, как школы восстанавливают», — сказал президент.

Вроде лето, а мальчик простыл, теплая одежда осталась дома.

– «Ты чего кашляешь, а?» – обратился к ребенку Владимир Путин.

– «Он сладкое ест. Ничего не ест, кроме сладкого», – ответила бабушка мальчика.

– «Да нет, сквозняк. Бабушка просто шутит. Она тоже болеет», – ответил ребенок.

– «У всех заявление собрали. Сразу определили. Всех, кто хотел, мы отправили», – говорит Виталий Мутко.

– «Предлагали нам», – говорит бабушка.

– «А чего не поехали?» – спрашивает президент.

– «Маму не хочу оставлять одну», – говорит жительница Тулуна.

– «Маму возьмите. По выплатам нормально все?» — спросил Владимир Путин.

– «Да, все хорошо», – говорит жительница Тулуна.

– «Сертификат на жилье. Шесть семей, 40 человек.  Проанализировали все жилье, которое есть здесь, в Тулуне. Вы в Тулуне взяли?» – спрашивает Виталий Мутко, заместитель председателя правительства РФ, глава правительственной комиссии по ликвидации последствий паводка в Иркутской области.

— «Да, мы сегодня получили. Мы будем в Иркутске», — рассказала местная жительница.

– «Глава принимает акт. Упростили эту всю процедуру, и сертификат выдается на жилье», – говорит Виталий Мутко.

— «Поезжайте отдохните. Втроем пускай поедут. Поезжайте, конечно», – говорит президент семье.

– «У него одежды нет. Он не хочет в старом. Будут смеяться», – говорит бабушка.

– «Поезжайте, отдохните. А одежду я тебе пришлю. Хорошо?» – обратился Владимир Путин к мальчику.

С Матвея уже сняли мерки. Скоро пришлют новую одежду и путевки на море.

Владимир Путин распорядился отправить детей из пострадавших районов на отдых еще в свой прошлый приезд. И некоторые уже успели подзагореть. Девчонки уже даже соскучились по Тулуну. Вот только возвращаться пока некуда. Родительский дом, судя по тому, что уже три недели до него никак не дойдет техника, придется разгребать волонтерам.

«Меня зовут Мария. Я из Кемерова. Мы не смогли остаться в стороне и приехали в город Тулун помогать людям. Мы организовали штаб добровольцев», — говорит девушка.

«Мы в основном работаем сами. Недавно произошел случай. В поселке Вознесенский мы наткнулись на фельдшерско-акушерский пункт. Мы увидели, что он был в очень плачевном состоянии, он был затоплен водой. Самое интересное, Владимир Владимирович, то, что фельдшер, который там работает, он продолжал работать в тех условиях. Это вот самое поразительное было для меня», — рассказал еще один волонтер.

Фельдшера уже, конечно, нашли. Им оказалась скромная и строгая к себе жительница поселка Вознесенский.

«Это наша работа. Поэтому лично я себя никаким героем не ощущаю и не чувствую», — сказала Наталья Торгольская.

Волонтеры откачали ее медпункт. Они же развозят гуманитарку, за которой и сейчас очереди и которая порой за зря пропадает.

«У нас здесь очень неорганизованная гуманитарная помощь. Прямо душа обливается кровью. Приходят вещи, их кидают на землю. Люди не разобрали, дождь прошел, потом на свалку все вывозят. И это вот везде», — рассказали президенту.

В Тулун вместе с президентом прилетел и губернатор Левченко, во время разговора с пострадавшим все время был рядом, молча слушал отклики о своей работе.

«Сергей Георгиевич, Вы были со мной в Тулуне и слышали, что говорят люди. И сразу могу Вам сказать, что с учетом того, что я услышал, не могу признать ликвидацию последствий паводка удовлетворительной. О чем люди говорят? Первое. Очень плохо организована информированность граждан. Сами слышали: не знают, куда пойти, информации нет никакой, на что человек имеет право, на что не может рассчитывать, где получить какие-то справки, где документы восстановить. Само восстановление документов тоже должным образом не организовано, многие не могут это сделать до сих пор. Говорили здесь коллеги о том, что люди со всей страны сопереживают, посылают какую-то поддержку, помощь, прежде всего гуманитарную. Слышали, наверное, о чем сегодня говорили: как распределяется гуманитарная помощь. К сожалению, есть случаи, когда она просто разбрасывается – в воду. Это так организована работа на местах? Это такая благодарность людям за то, что они позаботились о пострадавших?» — сказал президент.

Понятно, почему здесь так ждали Путина.

«Мы Вас так ждали. Только Вы решите все наши вопросы. А что здесь организовали — хорошо нам, спасибо, прекрасно все», — говорят местные жители.

«Я чувствую, что не все еще прекрасно. Много очень работы. И самое главное, что мало времени. У вас уже в конце сентября, наверное, снег уже будет», — сказал Владимир Путин.

Прежде чем расстаться, президента попросили дать слово самому младшему из собравшихся.

— У нас здесь есть Дима. Он очень хотел с Вами поговорить. Он очень Вас ждал.

— В. Путин: «Дима, что ты хотел у меня спросить?»

— Я хочу машинку на пульте управления.

— В. Путин: «Машинку хочешь? Как тебя найти?»

— «Мерседес» он хочет. Он пока здесь живет, на третьем этаже. Сосед наш.

— В. Путин: «Дима, машинка тебе будет. Ты какую хочешь машинку?»

— «Мерседес».

На совещании по ликвидации последствий чрезвычайной ситуации Владимир Путин благодарит всех, кто оказался неравнодушен к трагедии жителей Приангарья: «Для работы в регионе, в пострадавших районах, была создана группировка из четырех тысяч человек, привлечена примерно тысяча единиц тяжелой техники. Группировка создана из сотрудников МЧС, Министерства обороны, Росгвардии и МВД. Я хочу всех поблагодарить за оперативность, которая была проявлена в ходе этой работы. Медиков хочу поблагодарить, волонтеров».

И все же перед отлетом недвусмысленное напутствие президента, но уже только чиновникам: «Главная цель любой власти, любого уровня власти – и муниципального, и регионального, и федерального – заключается в том, чтобы создать для людей достойные условия для жизни, особенно если люди попали в такую сложную ситуацию, как сейчас здесь, в регионе, где мы находимся. В этой связи на любом уровне власти нужно напрочь исключить всякое чванство и хамство. К сожалению, люди и с этим сталкиваются. Удивительно, но факт. Я прошу руководителей всех уровней иметь это в виду и сделать все, чтобы ничего подобного люди не видели, а наоборот, чтобы к ним относились уважительно и со вниманием».

Срок на исправление ошибок — полтора месяца. В Иркутскую область Владимир Путин снова прилетит уже в сентябре.

Читайте также:

Главные новости

Новости

Все новости

Архив новостей